Советы эксперта по промышленной безопасности

Новости

Все новости


Подписаться

Популярное


Нам доверяют

Партнеры

Лицензия Ростехнадзора для иностранных юридических лиц

14.03.2022

Граждане, вы заметили, что в заявлении «о предоставлении лицензии» (на эксплуатацию ОПО I, II и III классов опасности) появился новый «информационный блок». Да-да, тот самый – про иностранных юридических лиц.



Мы тоже заметили. И вот… озадачились понять, что за ребята такие, зачем пожаловали на нашу «поляну», чего от них хочет Ростехнадзор.

Конечно, анонс был раньше. В декабре 2021-го появился приказ ФСЭТАН от 24.11.2021 № 403, который внес эти и другие изменения в Административный регламент по лицензированию ОПО.

Но… мало ли у нас новинок да поправок. Судьбоносных-то – кот наплакал. Вот и прошло мимо глаз по первоначалу. А приписка… оказалась весьма «революционной» (дальше вы поймете, почему).

Сперва мы подумали о «компаниях с иностранным участием (капиталом)». Опять для них что-то придумали? Но затем посмотрели в «круг заявителей» (п. 2 Административного регламента, утв. приказом Ростехнадзора от 25.11.2020 № 454) и обнаружили, что товарищи-«иностранцы» появились там… аж в 2020-2021 годах (после «регуляторной гильотины»):
«2. Заявителями на получение государственной услуги являются:
1) юридические лица и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные в ЕГРЮЛ и ЕГРИП соответственно, иностранные юридические лица, осуществляющие деятельность на территории РФ через аккредитованные в соответствии с Федеральным законом от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» филиалы, представительства иностранных юридических лиц, планирующие эксплуатировать (далее – соискатель лицензии) или эксплуатирующие (далее – лицензиат) опасные производственные объекты I, II и III классов опасности…».

И ни слова про иностранный капитал (инвестиции, участие).

Тогда мы полезли в старый Административный регламент (утв. приказом Ростехнадзора от 11.08.2015 № 305), где последний раз фигурировали «заявители с иностранными инвестициями» (см. п. 57).

И не нашли таковых в «круге заявителей».

Более того… до 2020 (2021) года лицензию могли получить:
  • только «юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ, и индивидуальные предприниматели, внесенные в ЕГРИП…».
Так… Значит, перед нами два разных «персонажа». Уж «иностранцы» никак не могут быть «созданы» по законодательству РФ. А вот заявители с иностранными инвестициями, похоже, таковыми были… коль могли (и могут) получать лицензию. Любопытно. О-о-о-чень любопытно. И понесло нас по волнам нормативно-базовым. И прибило… к весьма интересным берегам.

Для начала мы поняли…

В чем разница между «иностранным юрлицом» и «юрлицом с иностранными инвестициями»?

Ох… во многом. Начнем с того, что «иностранные юридические лица» – это организации, которые созданы (учреждены), зарегистрированы и действуют («гражданская правоспособность») на территории и по законам иностранного государства. Они не могут работать в РФ «напрямую». Только через аккредитованные филиалы, представительства (об этом чуть ниже) или «дочерние» компании (об этом прямо сейчас).

Среди нашей ОПО-шной братии не удалось найти таких товарищей (но они обязательно появятся… теперь же можно лицензию получать).

В то же время, «юридические лица с иностранными инвестициями» (участием, капиталом) – это (по сути) российские компании, созданные на территории и по законодательству РФ, где иностранный инвестор/инвесторы (соучредитель, акционер – физическое или юридическое лицо) владеет не менее чем 10 % доли в уставном капитале (пакете акций).

Это могут быть «дочки» иностранных юрлиц (например, ООО «Хенкель Рус», где 100 % уставного капитала принадлежат немецкому Henkel AG & Co. KGaA).

Или совместные предприятия (к примеру, ООО «Линде Азот Тольятти», где 50 % принадлежат нашему ПАО «КуйбышевАзот», а другие 50 % – немецкой «Коммерциум Иммобилиен унд Бетайлигунг-ГМБХ», которая входит в химический концерн Linde Group).

А бывает, что иностранный инвестор – просто «приглашенная звезда» с долей до 15 % (например… для привлечения «некредитных» денег или связей с зарубежными партнерами).

Конечно, у компаний с иностранными инвестициями и иностранных юрлиц есть… «родственные связи». И те, и другие подчиняются российскому законодательству (см. часть 1 статьи 2 Гражданского кодекса РФ), платят налоги в РФ, нанимают местных сотрудников, соблюдают ТК и т. д. И тех, и других частично «курирует» один Федеральный закон – от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ». Можно сказать, они равны в «хозяйственно-юридических» правах. Однако…

Первые могли и раньше свободно получать российские лицензии. А вторым это было… НЕДОСТУПНО (почему? расскажем ниже).

«Это что ж получается? «Иностранцы» раньше не могли эксплуатировать ОПО I-III классов опасности на российской земле?».

Напрямую? НЕТ (ведь нельзя без лицензии). А так… могли, конечно (как минимум, контролировать). Через управляющие компании, например (просто нанимали для эксплуатации). Или через «дочек» (юрлица с иностранным финансированием – см. выше). Но сейчас… СИТУАЦИЯ ИЗМЕНИЛАСЬ. Так что давайте посмотрим…

Что говорит законодательство про лицензии РФ для иностранных юрлиц?

Здесь целая история, которая началась в 2014-2015 годах.

Тогда выпустили Решение Высшего Евразийского экономического совета от 23.12.2014 № 112, утвердившее «Индивидуальный национальный перечень ограничений, изъятий, дополнительных требований и условий в рамках Евразийского экономического союза для Российской Федерации» (а еще для Казахстана, Беларуси и позже Армении).

Согласно п. 2 этого Перечня:
  • «2. Деятельность, на осуществление которой требуется лицензия, может осуществляться только юридическими лицами РФ или индивидуальными предпринимателями, зарегистрированными в установленном порядке в РФ».
Вы понимаете, да? Именно поэтому до 2022 года «иностранцы» НЕ МОГЛИ получать лицензии РФ.

Однако… у п. 2 есть продолжение:
  • «…Виды деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, а также порядок определения организационно-правовой формы лицензиата устанавливаются законодательством РФ».
То есть… у наших законотворцев все-таки имеется пространство для маневра. Они могут сами решить – давать или не давать «иностранным юридическим лицам» (у них же есть своя «организационно-правовая форма») добро на «осуществление лицензируемых видов деятельности».

Что, собственно, они и сделали. Дали добро. Чуть в «рассинхроне» (в Административном регламенте по лицензированию ОПО «иностранцы» появились в 2020-2021 гг., тогда как изменения в ФЗ №99 о лицензировании вступили в силу только с 01.03.2022), но ДАЛИ.

Теперь давайте прицельно по нашим ОПО-шным делам. К сожалению, корректировки в НПА вносились несинхронно. Но сейчас (когда все изменения вступили в силу) сложилась вот такая картинка:
1. В статье 3 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» изменились п. 5 и 6:
  • «5) соискатель лицензии – юридическое лицо (в том числе иностранное юридическое лицо, если возможность осуществления лицензируемого вида деятельности иностранным юридическим лицом установлена в соответствии с частью 4 статьи 12 настоящего Федерального закона) или индивидуальный предприниматель, обратившиеся в лицензирующий орган с заявлением о предоставлении лицензии»;
  • «6) лицензиат – юридическое лицо (в том числе иностранное юридическое лицо, если возможность осуществления лицензируемого вида деятельности иностранным юридическим лицом установлена в соответствии с частью 4 статьи 12 настоящего Федерального закона) или индивидуальный предприниматель, имеющие лицензию».
2. (ожидаемо, коль есть ссылка) в статье 12 ФЗ №99… появилась часть 4:
  • «4. Возможность осуществления лицензируемых видов деятельности иностранными юридическими лицами устанавливается положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, если указанный вопрос не урегулирован федеральными законами».
3. (разумеется) изменился п. 1 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности, утв. постановлением Правительства РФ от 12.10.2020 № 1661:
  • «1. Настоящее Положение определяет порядок лицензирования эксплуатации взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности (далее – объекты), осуществляемой юридическими лицами (в том числе иностранными юридическими лицами) и индивидуальными предпринимателями (далее – лицензируемый вид деятельности)».
4. (чтобы совсем уж порадовать «иностранцев») в части 1 статьи 13 ФЗ №99 появился п. 1.1 (мы чуть-чуть подсократили, но суть уловить можно…):
  • «1. Для получения лицензии соискатель лицензии представляет… заявление о предоставлении лицензии…, в котором указываются:
1.1) в случае, если в соответствии с частью 4 статьи 12 настоящего Федерального закона соискателем лицензии выступает иностранное юридическое лицо, – полное и (в случае, если имеется) сокращенное наименование иностранного юридического лица, полное и (в случае, если имеется) сокращенное наименование филиала иностранного юридического лица, аккредитованного в соответствии…, адрес (место нахождения) филиала … на территории РФ, номер записи об аккредитации филиала…, дата внесения записи об аккредитации филиала…, адреса мест осуществления лицензируемого вида деятельности…, а также номер телефона и адрес электронной почты филиала иностранного юридического лица».

5. (дабы не портить картину и исполнить требования ФЗ №99) Ростехнадзор изменил Административный регламент по лицензированию ОПО – в дополнение к обновленному «кругу заявителей» (помните, в старом регламенте не было «иностранцев», как и завещал ЕЭС) появился отдельный «иностранный» блок в заявлениях на лицензию (см. выше).

Вуаля… имеем полное дозволение для «иностранцев» эксплуатировать ОПО на российской земле.

Однако… не забываем про ключевое условие. Чтобы получить лицензию (да и вообще работать на территории РФ), иностранному юрлицу нужно создать и аккредитовать филиал (представительство для ОПО-шных дел не подходит, ибо «не ведет деятельность», а всего лишь «представляет интересы» и «осуществляет их защиту»).

На самом деле, требование появилось давным-давно (еще до «Решения» ЕЭС) – см. часть 3 статьи 4 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ».

Ведь по сути… именно российский филиал (а не «голова» иностранного юрлица) будет эксплуатировать тот самый ОПО, общаться с Ростехнадзором, получать документы, сдавать отчеты…
«Так почему не оформлять лицензию прямо на филиал? Зачем морочиться с головной организацией?». Разумно. Но тут… палки в колеса назойливо вставляет статья 55 Гражданского кодекса РФ.
Согласно которой (см. часть 3):
  • «Представительства и филиалы не являются юридическими лицами».
И здесь не важно – иностранные или российские. Поэтому «заявителем» выступает иностранное юрлицо «целиком». А наличие аккредитованного филиала – это условие («атрибут») для получения госуслуги.

Так что, граждане, остается один вопрос…

Как иностранному юрлицу аккредитовать филиал для работы в России?

Здесь нам в помощь три документа:
  • Федеральный закон от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ» (статья 21).
  • Приказ ФНС России от 27.07.2021 № ЕД-7-14/691@ «Об утверждении Порядка аккредитации, внесения изменений в сведения, содержащиеся в государственном реестре аккредитованных филиалов, представительств иностранных юридических лиц, прекращения действия аккредитации филиала, представительства иностранного юридического лица, осуществляющего деятельность на территории РФ».
  • Приказ ФНС России от 05.07.2021 № ЕД-7-14/633@ «Об утверждении форм и форматов документов, используемых при аккредитации филиалов, представительств иностранных юридических лиц, осуществляющих деятельность на территории РФ, а также требований к их оформлению».
В первом – общие требования. В двух других – «чистая» практика. Вот давайте (без лишних предисловий) к практике и перейдем.

Как вы поняли, аккредитацию филиалов иностранных юрлиц проводит ФНС. Конкретно – Межрайонная инспекция ФНС России № 47 по г. Москве (и ТОЛЬКО она… дабы все было централизовано и под контролем). Далее маршрут стандартный. Чтобы аккредитовать филиал, иностранное юридическое лицо «в течение 12 месяцев после принятия решения о создании, об открытии на территории РФ филиала» должно подать «налоговикам» заявление и нехилый пакет документов.

Про заявление стоит сказать отдельно. Форма его (15АФП) утверждена Приложением № 1 к приказу ФНС России от 05.07.2021 № ЕД-7-14/633@. Оно довольно большое (6 номинальных страниц… по факту, конечно, больше) и включает уйму информации.
Например:
1) «Сведения об иностранном юридическом лице»:
  • полное и сокращенное наименование;
  • адрес в стране регистрации;
  • код налогоплательщика в стране регистрации;
  • размер уставного капитала и т. д.
2) «Сведения об обслуживающем банке в стране регистрации»:
  • наименование;
  • СВИФТ код;
  • номер текущего счета.
3) «Сведения о видах экономической деятельности на территории РФ» (коды ОКВЭД):
  • код основного вида;
  • коды иных (дополнительных) видов (причем полей «бесконечное множество»).
4) «Сведения о филиале»:
  • полное и сокращенное наименование;
  • адрес на территории РФ;
  • телефон, e-mail и т. д.
5) «Сведения о руководителе филиала»:
  • Ф.И.О;
  • дата и место рождения;
  • гражданство;
  • данные из документа, удостоверяющего личность и т. д.
6) «Сведения о численности иностранных граждан, являющихся работниками филиала» (этот раздел заполняет и заверяет Торгово-промышленная палата РФ… вот, еще к ним нужно обратиться).
7) «Сведения о заявителе» (о том, кто подписывает заявление – например, руководитель филиала или сам глава иностранного юрлица): те же данные, что для раздела о «руководителе филиала» + контактный телефон.

Впечатляет, правда? К чести ФНС, она дала ПОДРОБНЕЙШИЕ инструкции по заполнению (см. Приложение № 8 к приказу ФНС России от 05.07.2021 № ЕД-7-14/633@). Вплоть до того, какого цвета чернила нужны для подготовки вручную (кстати, черного, фиолетового или синего) и какой шрифт нужен для подготовки на компьютере (кстати, Courier New с кеглем 16-18). Короче, даже иностранец… сдюжит (при всем уважении к иностранцам).

А вот и список «бумаг», которые нужно приложить к заявлению (см. п. 7 приказа ФНС России от 27.07.2021 № ЕД-7-14/691@):
  • учредительные документы иностранного юрлица;
  • выписка из реестра иностранных юридических лиц (в стране регистрации) или иной «равный по юридической силе документ», подтверждающий юридический статус;
  • документ о регистрации иностранного юрлица в качестве налогоплательщика в своей стране;
  • решение уполномоченного органа иностранного юрлица о создании филиала в РФ;
  • положение об иностранном филиале;
  • доверенность, которая наделяет руководителя иностранного филиала нужными полномочиями;
  • документ об уплате госпошлины… кстати, 120 000 рублей за каждый филиал (НК РФ, статья 333.33, п. 1, подпункт 5); а не проще ли зарегистрировать российское юрлицо с иностранными инвестициями… там всего 4000 руб. госпошлины, причем расходы те же: офис снять, людей нанять… да и внимания меньше от госорганов;
  • опись документов (в 2-х экземплярах, один вернут с отметкой о приеме).
Разумеется, документы подаются на русском языке (вы же в Россию приехали работать). Ну… или на иностранном. Главное, чтобы был перевод на «великий и могучий», заверенный «в установленном законодательством РФ порядке». Можно оригиналы. Можно копии (тоже заверенные по законам РФ) – см. п. 4 приказа ФНС России от 27.07.2021 № ЕД-7-14/691@. Собрали, значит. Заполнили. Подали и… ждем 15 рабочих дней. ФНС подумает, почитает, посмотрит (короче, «народная забава» наших госорганов).

Если все гладко, в течение 5 рабочих дней (после первых 15-ти, то есть общий срок – 20 рабочих дней) выдадут «информационный лист о внесении записи в госреестр аккредитованных филиалов, представительств иностранных юридических лиц». У него тоже есть утвержденная форма (15ЗФП – см. Приложение № 4 к приказу ФНС России от 05.07.2021 № ЕД-7-14/633@). Там как раз будет «номер записи об аккредитации» (НЗА – который, помните, нужно писать в заявлении на лицензию) и дата внесения записи.

Конечно, ФНС может и отказать… Оснований достаточно (см. п. 5 и 5.1 статьи 21 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ»).
Вот например:
1) не устранили в срок огрехи в заявлении и документах, на которые указал госорган (ну… это банальный повод);
2) подали документы с нарушением срока (скажем, через 14 месяцев после решения об открытии филиала в РФ);
3) представили документы с «недостоверной информацией», и госорган это выяснил;
4) открыли филиал, работа и цели которого противоречат Конституции РФ, международным договорам РФ, законодательству РФ и/или угрожают национальным интересам РФ;
5) поставили руководить филиалом человека, у которого «не погашено» административное наказание в виде дисквалификации и т. д.

Но давайте не будем о грустном… Если сделали все правильно («по-российски» правильно), ФНС не откажет. А наоборот… Выдаст практически бессрочную (ибо срок действия в законах не установлен) аккредитацию филиала. Которую, правда, по собственному почину может прекратить. Но то – российская традиция, ничего личного. К тому же… основание должно быть веским (см. п. 13 приказа ФНС России от 27.07.2021 № ЕД-7-14/691@ и п. 7 статьи 21 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ).
Например:
  • филиал не представил налоговые декларации или годовой отчет о деятельности в РФ (в течение года с даты последней подачи);
  • почтовая корреспонденция (письма, уведомления, извещения), отправленная ФНС в течение года на адрес филиала, вернулась с пометками «Адресат выбыл», «Срок хранения истек» и т. д.;
  • банк уведомил ФНС, что в течение года филиал не совершал операций по счету;
  • вступил в силу судебный акт о том, что деятельность филиала противоречит Конституции РФ, законодательству РФ и/или создает угрозу национальным интересам РФ и т. д.
Кажется, мы страху нагнали… Давайте вернемся на конструктивную волну «ФНС-FM». Если обошлось без «трагедий». И таможня (ну… то есть «налоговая») дала добро, информация (которая в заявлении и приложенных документах) перекочует в «Государственный реестр аккредитованных филиалов, представительств иностранных юридических лиц» (в народе – РАФП… потому как ГРАФПИЮЛ, согласитесь, не звучит). Кстати, доступ к реестру открытый, бесплатный и (вроде как) общедоступный. Можете сами проверить, если знаете «наименование филиала», ИНН, КПП или «номер записи об аккредитации» – https://service.nalog.ru/rafp/.

Вот, пожалуй, и все… В общих чертах.

Понятно, что для аккредитации филиала иностранному юрлицу лучше подвязать опытного юриста от российской стороны. Ведь сами-то… не зная специфики (и «хотелок» наших госорганов) могут «не доплыть». И пеняй потом на языковой барьер.

Ну а получив запись в заветном реестре, «иностранцам» можно обзаводиться ОПО I, II и III классов опасности и… получать лицензию (зря что ли законодатели старались).

И как же иностранным юрлицам получить лицензию Ростехнадзора?

Да точно так же, как и нашим. ФЗ №99, Положение о лицензировании ОПО и Административный регламент (теперь) для всех едины.

Вопросы только по документам, которые нужны для получения лицензии (см. п. 7 Положения о лицензировании, утв. постановлением Правительства РФ от 12.10.2020 № 1661, и п. 26 Административного регламента, утв. приказом Ростехнадзора от 25.11.2020 № 454).

Один из них точно стоит прокомментировать.

Да-да, мы про «реквизиты документов, подтверждающих аттестацию в области промышленной безопасности работников, в том числе руководителей организаций (обособленного подразделения организации) соискателей лицензии».

Кого аттестовывать – руководителя иностранного юрлица (который далеко…) или руководителя филиала? А может обоих сразу? Можно, конечно, и обоих. Но… директора филиала будет достаточно. Он пойдет как «руководитель обособленного подразделения организации». Ведь согласно части 2 статьи 55 Гражданского кодекса РФ (который на 100 % применим к «иностранцам»):
  • «Филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть…».
Кстати, плевать, если он (= руководитель филиала) не знает русский язык. Должен выучить. Хоть минимально… чтобы пройти тестирование.

В остальном – без существенных отличий (в части ПБ так точно).

Заявление и собранные документы подают в территориальный орган Ростехнадзора по месту нахождения филиала иностранного юрлица (то же самое действует и для российских компаний, хоть с иностранными инвестициями, хоть без…). Никаких спец. требований, упоминаний о Центральном аппарате, особо выделенном органе в «нормативке» НЕТ.

Так что, граждане… Банальное (в меру сложное) получение лицензии Ростехнадзора на эксплуатацию ОПО I, II и III классов опасности. Хотя, конечно… Оно куда сложнее, чем та же аккредитация филиала. Простым юристом здесь не обойдешься. Нужна… экспертная организация.

Вы же помните, да? Мы – к вашим услугам!

 

Остались вопросы?

Получите консультацию эксперта по телефону +7 (999) 333-79-61 или электронной почте expert@mtk-exp.ru